Пресс-центр

Пресс-центр

Ко Дню Победы. История Марии Мазановой о военном детстве и тяжелых послевоенных годах

В 2018 году День Победы встречают 9 ветеранов Великой Отечественной войны и 126 тружеников тыла, которые в разные годы работали на Барнаульском станкостроительном заводе. В канун праздника знакомим вас с историями некоторых из них (опубликовано в корпоративной газете «Красная звезда» №7 от 28.04.2018).

Неожиданно наш разговор с Марией Терентьевной Мазановой начинается с международной обстановки:
- Я многое помню о тех годах. И когда сегодня по телевизору говорят об отношениях с Украиной, Польшей, уничтожении на их территории памятников русскому солдату, очень обидно. Я потом долго ничего не могу делать.

Мы жили в деревне по соседству с репрессированными немцами. Сейчас это Советский район. Будучи детьми, никогда их не обзывали фрицами, никогда не дрались с ними. И сейчас я с такой любовью некоторых вспоминаю! Чувствовалось, насколько они были унижены, оскорблены, но всегда улыбались, оставались приветливыми. К примеру, хорошо помню Эмму. Она ухаживала за свиньями, от тяжелой работы у нее на руках до костей были трещины. И она все равно улыбалась нам приветливо.

Меня застала война в Горно-Алтайске. Туда уже приехали дедушка и бабушка. Как они сумели в то время уехать из колхоза, ведь не было ни паспортов, ни денег. Помню, что свою половину дома они отдали колхозу. Еще помню, как при переезде в Горно-Алтайск вели двух курочек на веревочке, в деревне такого никогда не было.

Жили все бедно, по воду ходили далеко. Но я ни разу не слышала, чтобы кого-то оскорбляли.

Первыми в деревню из города вернулись бабушка и дедушка. Дедушка литовки отбивал, потому что уже одни женщины работали в поле. Бабушка мешки ремонтировала, выполняла другую работу по хозяйству. Я жила с ними, потом мама приехала. За свою избушку в городе она выменяла корову Найденку. И та была кормилицей нашей. В деревне на быках возили зерно на заготпункт. Коровы были истощены, шкура вся изъедена, с трудом выдерживали все нагрузки.

Неожиданно наш разговор переходит на более позднее время, когда Мария Терентьевна работала в Барнауле. Она достает заботливо хранящиеся фотографии. Признается: много раз хотела выбросить, да рука не поднимается. И начинает бережно перебирать снимки:

- Вот наши заводчанки: Нина Ненахова, Тамара Бойкова, Нина Щеглова. Жили дружно, хоть у каждой были свои трудности и переживания.

И снова возвращается в военные годы:
- Раз с нами жили дедушка и бабушка, маму всегда отправляли на дальний покос, на лесозаготовки. Бывало так, что деревня не принимала сельчан, а нас принимали.

Еще помню, что в каждой семье было по пять-шесть детей, вроде родные, а фамилии разные. Это потому, что сирот не отдавали в детский дом. Ни одного.

Помню, как на току ворошили зерно ногами – ноги подкашиваются, а работать надо. Папа вернулся с фронта раненый, его забрали в трудармию.

А эта фотография, - ее Мария Терентьевна держит особенно бережно - имеет свою историю. Мама специально ездила в Бийск фотографироваться. Ее нарядили по-городскому. Завили ей волосы, бедненькая, как она себя чувствовала в этом! Мама была неграмотной, пошла в первый класс школы рабочей молодежи в тот же год, когда я стала первоклассницей. Гордилась, что смогла научиться читать и писать.

Я на завод устроилась в 1951 году, - в доказательство сказанному Мария Терентьевна показывает трудовую книжку. – А до этого работала в райкоме партии и училась на вечернем отделении в строительном техникуме. На работу ходила в папиных тапочках – и после войны люди жили бедно. Когда пришло время делать диплом, нам поставили условие: нужно работать по специальности, иначе к защите не допустят.

Так меня взяли на станкостроительный завод на пилораму, где работали одни штрафники. Прихожу однажды – они все лежат пьяные, разное было. Таскали бревна и горбыль – пилораму почему-то построили в два этажа. Я была небольшой, весила 40 килограмм. От тяжелой работы пошатнулось здоровье. По этой причине я была переведена технологом в 11-й цех, который вспоминаю с любовью до сих пор. Люди работали малограмотные, но общались по-доброму, помогали друг другу. От рабочих не слышала ни одного сального выражения. И с планами справлялись, а они маленькими не были никогда.

06.05.2018
Все новости